Среда Марс за 7 дней! СПУТНИКИ МАРСА

В среду на ниве марсианских исследований случается довольно любопытное событие. Примерно в 00:23-00:48 выходит книга англо-ирландского писателя Джонатана Свифта, “Путешествия Гулливера”. В ней астрономы летающего города Лапута “открыли две маленьких звезды или два спутника, обращающихся около Марса, из которых ближайший к Марсу удален от центра этой планеты на расстояние, равное трем ее диаметрам, а более отдаленный находится от нее на расстоянии пяти таких же диаметров”.

Коллаж: фотография Фобоса; карта Фобоса, где обозначен регион Лапута; Деймос

Настоящие Фобос и Деймос находятся соответственно в 1,4 и 3,5 марсианских диаметров от планеты, то есть несколько ближе, но близость значений все равно поражает. Предположений на этот счет было довольно много, некоторые даже считали, что Свифт, “предвидевший” астрономические объекты, которые тогда никому не были известны, либо сам был марсианином, либо расшифровал некие секретные записи марсиан, побывавших на Земле.

На самом деле о возможном существовании этих спутников еще в 1610 году писал астроном Иоганн Кеплер. Считается, что великий ученый неправильно понял записи другого своего не менее великого коллеги, Галилео Галилея: тот в зашифрованном виде написал Кеплеру, что открыл у Сатурна некие необычные объекты, которые теперь известны нам как кольца. Кеплер же свято верил, что из соображений вселенской гармонии раз у Земли спутник один, а у Юпитера, на тот момент, было четыре, у Марса спутника должно быть два – и именно так расшифровал сообщение Галилея.

Забавно, что есть еще как минимум один похожий случай в истории одновременно астрономии и литературы: Артур Кларк в романе “Свидание с Рамой” 1973 года мимоходом пишет о “Плутоне с его единственной луной”, хотя на тот момент никакой единственной луны у Плутона не было – Харон был открыт лишь в июне 1978 года. С другой стороны, Кларк, в отличие от Свифта, ошибся в количестве спутников – сейчас их уже четыре и, возможно, станет еще больше.

Но вернемся на Марс. В пятнадцать минут десятого среды за Красную планету берется уже упоминавшийся Уильям Гершель – он будет изучать ее примерно до 00:34 четверга. Гершель, в числе прочего, выяснил, что ось вращения Марса наклонена примерно так же, как земная, искал следы атмосферы планеты, а также уточнил продолжительность марсианских суток – ошибся ученый всего на 14 секунд.

Коллаж: телескоп Уильяма Гершеля; его же рисунок Марса

“Схожесть между Марсом и Землей, наверное, на данный момент наиболее сильна во всей Солнечной системе”, – написал Гершель в своем докладе Королевскому обществу в 1784 году. Эта фраза хорошо отражает представления астрономов о Марсе на конец XVIII века. Как пишут все те же лондонские астрономы, тот факт, что по мере исследования Марс становился все больше и больше похож на Землю, привел многих к мысли, что темные пятна на нем могут быть растительностью, а моря наполнены жидкой водой.

Естественно, никаких способов связи с гипотетическими обитателями “второй Земли” или даже просто проверки предположений о том, что они существуют, на тот момент не было. Но этот вопрос явно всех очень интересовал: считается, что великий математик Карл Фридрих Гаусс уже в начале XIX века якобы предложил нарисовать в сибирской тундре гигантские геометрические фигуры и так послать весточку братьям по разуму. Правда это или нет, ясно одно – поиски хоть какой-нибудь жизни на Марсе до сих пор остаются главным двигателем прогресса в этой области астрономии.

РИА Новости 

This entry was posted in Марс, РИА Новости and tagged . Bookmark the permalink.